• Facebook Social Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • YouTube Social  Icon

Клуб айкидо Дайвадо

Москва, САО

метро Сокол, Аэропорт

ул. Часовая, д. 19, корп. 3

+7 905 565 66 80

Наш учитель -Тоширо Суга(Toshiro Suga), 7 дан айкидо айкикай.

 Родился 22 августа 1950 г. в Токио.
 Начал обучение айкидо в 1968 в Хомбу додзе непосредственно у Морихея Уэсиба и Морихиро Сайто. 
 В течение многих лет преподавал в вооруженных силах Канады.
Сейчас проживает и преподает во Франции, проводит семинары по всему миру.

Является главным наставником клуба айкидо “Дайвадо”

ТОШИРО СУГА. АЙКИДО БЕЗ КОМПРОМИССОВ.

Среди мастеров айкидо имя Тоширо Суга выделяется особо. В этом виде спорта, где многие только говорят об эффективности приемов (о силе дейстивя приемов) , Тоширо демонстрирует реальную непревзойденную мощь. Он учился в Японии искусству айкикай у основателя и у его ближайших учеников. Затем приехал преподавать и распространять айкидо на западе. Его энциклопедические знания позволяют ему превосходно объяснять глубинный смысл боевых приемов. Тоширо Суга – признанный специалист по работе с оружием в айкидо.

 

Мы встретились с мастером по случаю выхода его DVD -диска, который положит начало серии изданий об айкидо. Предлагаем Вам откровенное интервью с учителем Тоширо Суга.

Когда вы начали заниматься айкидо?

 Это было16 февраля 1968 г. Я хотел хотел посещать тренировки О-Сэнсэя с 6.30 до 7.30. Но в этот день транспорт не ходил из-за снегопада, и я смог приехать только на то занятие, которое начиналось в 15.00. В итоге по этому расписанию я занимался полтора года.

 О-Сэнсэй преподавал с 6.30 до 7.30, но всегда посещал и наши тренировки тоже. Мне было 17 лет. Мы с друзьями не очень любили, когда О-Сэнсэй приходил к нам занятия, потому что это означало, что мы надолго задержимся в сейза. Мы часами сидели без движения, слушая и наблюдая за действиями О-Сэнсэя. А нам хотелось двигаться самим, потому что мы были очень молоды.

 Но сегодня я действительно счастлив, что пережил эти моменты - последние моменты жизни О-Сэнсэя. Несмотря на нашу жажду движений, мы смотрели на учителя серьезно и с величейшим уважением. Просто в то время нам казалось, что Осенсей бессмертен и будет с нами всегда. Мы не понимали подлинную ценность тех мгновений.

 Так я жил почти ежедневно в течение года, пока не наступил февраль 69 года. Начиная с этого момента и в течение двух последних месяцев своей жизни, О-Сэнсэй болел. Ему было тяжело подниматься в доджо (Прим.: айкикай – это четырехэтажное здание, главное доджо находится на третьем этаже).

 Сегодня я понимаю, как сильно мне повезло, и бережно храню воспоминания об О-Сэнсэе. Его магическое присутствие, его необыкновенная аура, его ясный голос. И его такое образцовое, мастерски отточенное айкидо...

 Многие из современных практикующих айкидо видели Осенсея только на портрете. Зачастую они даже не видели редкие записи его занятий. Они что-то слышали об этом, но имеют очень расплывчатое представление. Его голос, его движения, я их вижу как сейчас. И я действительно благодарен судьбе за выпавший мне шанс.

Техника, которую использовал О-Сэнсэй, менялась в течение его жизни. Какой период вы считаете апогеем развития?

 Это очень трудный вопрос. Я застал только последний период его жизни. Обо всех предыдущих периодах я знаю только по фильмам, книгам, свидетельствам его прежних учеников. Но я думаю, что в жизни творцов каждый момент богат и насыщен. Его последний год был, без сомнения, годом, когда в обучении он шел сразу к главному. Это был период самой высокой концентрации и максимально усовершенствованных движений.

 

 О-Сэнсэю было больно подниматься на третий этаж, но как только он входил в доджо, он проявлял феноменальную энергию. Здесь был его мир. Здесь было то, что заставляло его жить. Такое преобразование одного и тог же человека казалось невероятным.

Please reload

 Я думаю, нельзя выделить какой-то один период как более значимый, чем другой. Каждый период жизни основывался на опыте предыдущих лет, и до последних минут О-Сэнсэй продолжал совершенствовать свое искусство.

Чем вас привлекло айкидо?

 Ничем! Мой отец сказал однажды: «Я видел всех мастеров Будо. Уэсиба лучший из них. Иди, занимайся айкидо». Я был не очень рад, потому что я был обычным подростком, любил посидеть за телевизором или просто побездельничать.

 Мне хорошо давался спорт с мячом. Я хорошо играл в бейсбол, баскетбол, волейбол. В пин-понге я был просто чемпионом. Но в гимнастике я совсем не блистал... А айкидо всё же ближе к гимнастике, чем к спорту с мячом.

 К 15 годам у меня уже был опыт практики дзюдо. Его я приобрел в лучшем доджо токийской полиции. Тренировки там были такими интенсивными, что у меня оставалось совсем посредственное воспоминание о занятиях Будо. Но что поделаешь, отец сказал: «Иди». Я последовал его совету, и сегодня не жалею. Это был правильный выбор.

Когда вы начали получать удовольствие от айкидо?

 После получения первого дана. Дело в том, что вначале мое тело не двигалось так, как я того хотел. У меня были проблемы с суставами, я был негибким. При падениях я испытывал сильную боль. Но когда я начал понимать, как надо двигаться, и смог двигаться так, как хотел, я стал получать удовольствие.

 Благодаря айкидо я развил свои физические способности настолько, что пришел к мысли, что мое тело может всё. Это было важно для меня. Я ведь начал заниматься в 17 лет. А это конец подросткового периода. Это возраст, когда ты в себе не уверен - ни телом, ни душой. Именно благодаря своим успехам, я поверил в себя. И с той поры стал продвигаться в айкидо гораздо быстрее.

Вы помните о первом впечатлении, которое произвел на вас додзё?

 Да. Это было занятие у учителя Арикава. Я узнал лишь после, что он один из самых отчаянных и неистовых в айкикай. Существует много легенд об учителе Арикава, о его жесткой технике. По стилю работы он был близок к Тадаши Абе. На его занятиях в те годы бывало много травм.

 Естественно, что на первом занятии я не умел правильно падать. Он подошел ко мне, ударяя себя в грудь, как горилла, и говорит: «Схвати меня за руку». Мне кажется, я схватил геку ханми катате дори . И бац! Он перебросил меня через 3 татами. Я сказал себе тогда: «Какой ужас это айкидо!»

 В то время мы жили в отдельном доме в Токио, я спал на втором этаже. В дни, последовавашие за первой тренировкой, я был таким разбитым, что с большим трудом спускался и поднимался по лестнице. Но я не остановился и начал заниматься ежедневно.

 Вы занимались айкикай во время «золотого периода», когда преподавали самые знаменитые учителя. Какой была повседневная обстановка?Должно быть, она была пропитана невероятной энергией?

 Это была удивительная эпоха. Мы каждый день видели, насколько представители «старой школы» сильнее нас. И это заставляло нас тренироваться еще упорнее. Из уст в уста передавались истории о достижениях О-Сэнсэя и его первых учеников. И мы все время старались равняться на них, быть такими же, как они. Нам это, конечно же, не удалось, но мы прикладывали максимум усилий, у нас была очень высокая мотивация . Сама эпоха мотивировала нас, подталкивала к самосовершенствованию.

 

 Это был период активного развития айкидо. Великим учителям было тогда около сорока лет. Они проявляли недюжинные физические способности, очень точную технику. Это также был период интересного активного поиска.

 Я занимался каждый день. Так я смог посетить курсы всех учителей, которые преподавали айкикай в то время. Я помню очень хорошо: по понедельникам учитель Саотомэ, по вторникам – учитель Тохей Акира, по средам- учитель Арикава, по четвергам – учитель Кобаяши Яцуо, по пятницам – Тохей Коичи, по субботам – второй Дошу, Уесиба Киссхомару, по воскресеньям – учитель Саито.

 Конечно, какие-то учителя мне нравились больше, а какие-то меньше. Но по поскольку я занимался каждый день, я прошел курс у каждого из них. Думаю, что это очень хорошо. Ведь до первого дана, и даже до получения вотрого дана идет базовая подготовка, обучение основам мастерства. И в этот период важно тренироваться по-максимуму, вылепливать как из пластилина свое тело, придавая ему нужную форму.

В те годы люди тренировались более интенсивно, чем сегодня?

 Учителя не говорили нам ничего. Каждый мог заниматься в своем ритме. И конечно же, были люди, которые тренировались в спокойном режиме. Но мы с друзьями шли до предела. Я думаю, мы тренировались гораздо больше, чем современные спортсмены. Мы старались работать в паре с самыми сильными учениками, и те не давали нам поблажки. Но именно благодаря этому мы многому научились.

Когда вы переехали во Францию?

 Я приехал во Францию 11 августа 1971 г.. Для этого я пересек Азию и Европу на поезде, на самолете и на корабле. Эта поездка заняла целую неделю, при этом я вез с собой 126 кг багажа!

Каким было айкидо во Франции к моменту вашего приезда?

 Я помню двух спортсменов, уровень которых мне нравился. Особенно одного. У него, по-моему, был второй дан. У меня тогда у самого был второй дан. Это был самый высокий уровень среди учеников.

  Несколько тысяч людей занимались айкидо. Обучение шло очень динамично. Мы учились у учителей Тамура, Норо, Шиба, и тренировки были очень интенсивными. Учителя были очень молоды, полны энергии. Они оттачивали свою технику. Это была эпоха становления того высокого мастерства, которым они обладают.

Какое у Вас было первое впечатление от айкидо учителя Тамура?

 Когда я встретился с учителем Тамура первый раз, я сказал себе: «Как странно всё, что он делает». Мне казалось это странным, потому что меня учили по-другому. Общеп ринятая техника боя в айкикай отличалась от приемов О-Сэнсэя. В итоге я ничего ни понимал. И у меня не было ни малейшего желания менять то, чему я учился ранее. Мне понадобилось три или четыре года, чтобы понять работу Тамуры.

 Учитель Томура, на мой взгляд, это тот, кто действительно смог сохранить подлинную технику О-Сэнсэя. В свое время его даже критиковали молодые учи-деши , называя его «точной копией» О-Сэнсэя. Обучаясь у учителя Тамура, я понял, что такое настоящее айкидо. Я смог научиться тому, что когда-то преподавал О-Сэнсэй.

Вы знали самых сильных учителей: Тохей, Саито, Шиба... Что вас заставило пойти учиться у Тамуры?

 Истинное айкидо - это О-Сэнсэй и Тамура. Почему? Потому что в их практике нет недостатка логики. А в любом боевом искусстве логика – это главное.

 Будо, как и все боевые искусства – это больше, чем спорт. Позволить себе отключить логику в бою – значит умереть. Сегодня у спортсменов понятие «жизнь или смерть» исчезает из их оборота. Нет высокой концентрации, характерной для боя, смысл теряется. Основы нашего искусства и его философия исчезают, и айкидо становится спортом для досуга даже в Японии.

Что вы думаете об уровне айкидо в современной Франции?

 Это очень высокий уровень. Но в последние 15 лет наступил период «усталости». Я хочу сказать, что энтузиазм уже не тот.

 Айкидо во Франции существует уже 54 года. Полно преподавателей, курсов. Многие люди знают айкидо, но оно стало для них чем-то банальным. Они уже не приходят на занятия с горящими глазами, мечтая овладеть исключительной техникой.

 Конечно, многим трудно заниматься одним и тем же в течение 20-30 лет и испытывать при этом радость от занятий. Но проблема в том, что и начинающие приходят в айкидо уже зараженные этой «усталостью» и скукой, в них нет энтузиазма.

 Когда я преподаю айкидо в стране, где айкидо появилось совсем недавно, там я вижу воодушевление. Люди очень стараются, и даже порой идут на жертвы, потому что живут в условиях гораздо более тяжелых, чем французы.

Вы недавно выпустили DVD -диск об айкидо – первый в серии, которая запланирована в будущем. Почему вы начали с техники работы с мечом?

 По словам учителя или профессора Сасама, автора энциклопедии по боевым искусствам, который обладает глубокими знаниями о японском будо, айкидо зародилось в 9-ом веке. К сожалению, документальных свидетельств о той эпохе не сохранилось. Но сам факт говорит о том, что айкидо – один из древнейших видов боевого искусства. Для сравнения Като Шинто восходит только к 13 веку.

 В эпоху зарождения айкидо самураи обучались четырем видам боя: использовались катана (меч), нагината ( японское холодное оружие с длинной рукоятью овального сечения и изогнутым односторонним клинком ), кю (лук) и кюмиучи, то есть бой без оружия наподобие джиу-джитсу.

 С 9-ого по 17 век, в эпоху нескончаемых войн, первым и важнейшим для самурая было владение оружием. И только 20% времени уделялось обучению бою без оружия.

 

 Если проанализировать приемы айкидо, то атаки делаются в дух случаях:

  1. Чтобы помешать противнику вытащить из ножен и применить меч

  2. Чтобы нанести удар по жизненно важной точнее, используя руку как меч.

 Иными словами, айкидо – это техника использования меча. А техника безоружного боя просто вытекает из этой работы. Их невозможно отделить друг от друга. Правильное понимание использования меча является самым существенным для создания прочной базы в айкидо.

Многие эксперты вообще не касаются техники применения оружия. Вы считаете это действительно необходимо в айкидо?

Не работать с оружием – это потерять 80% богатства айкидо. И О-Сэнсеэй никогда не показывал приемы айкидо без работы с оружием.

Чья работа с мечом вас наиболее впечатлила?

 Учителя Тамура! Потому что в отличие от многих других, у него была возможность научиться правильной работе с оружием у О-Сэнсэя. Он был одним из любимых партнеров в бою Осенсея, и научился всему при непосредственном контакте с ним, на прямом опыте, из первых рук.

 Когда учитель Тамура использует меч, его движение совершенно. Видно, что это рубящий удар. Многие специалисты по айкидо используют боккен как палку, а не меч. Они ударяют, а не режут. Те, кто научился и привык делать рубящий удар, видят эту разницу очень четко.

 Учитель Тамура учился применять оружие у Осенсея. Помимо этого он изучал и аи у Хага сенсея. Поэтому его удар – рубящий удар.

Существует японское выражение « Saya no uchi no kachi ». Вы можете объяснить нам его значение?

 Это означает "победа в ножнах". Это выражение очень часто используется в иайдо. У него много интерпретаций. Можно понять его так: победа – дело решенное, т.е. ты победил еще до того, как меч противника вынут из ножен. Второе значение: ты должен победить, не вынимая меча из ножен. Это выражение говорит о концентрации, о полном включении во время боя.

 Но надо понимать, что если ты атакован, иногда бывает слишком поздно. Бывает, что тебя застали врасплох. Самые великие самураи оставались все время начеку, сохраняли неусыпную бдительность, не оставляя ни одного открытого места для удара. Их обостренная чувствительность позволяла им предчувствовать готовящееся нападение.

Что вы хотели бы сказать в конце нашей беседы?

Я хотел бы подчеркнуть еще раз, что бой с оружием и бой без оружия - это единое целое. Это две техники, которые невозможно отделить друг от друга. Без тренировки применения оружия, логика боевого искусства исчезает, исчезает его дух.

 

 

Беседу вел Лео Тамаки.

 

Перевод Светланы Смирновой